Главная | Рецензии | «Иллюзия полета» Войти | Регистрация
Рецензия на фильм

Кадры из фильма




Блог





Голосование

Ваш любимый жанр…





Реклама

Вот, к примеру, , хотя, конечно, может, собственно говоря, всё.


«Иллюзия полета»

Недурный, с оговорками, самолетный триллер

Станислав Зельвенский, «Афиша»

«Иллюзия полета» (Flightplan)

Flightplan
США, 2005
Режиссер Роберт Швентке
В ролях Джоди Фостер, Шон Бин, Питер Сарсгаард, Майкл Ирби



Конструкторша самолетов Кайл (Фостер), чей муж еще до титров то ли прыгнул, то ли упал с берлинской крыши, летит из Германии в Нью-Йорк. Муж следует тем же рейсом в гробу — в багажном отсеке, маленькая дочка на соседнем сиденье, рисует на запотевшем стекле иллюминатора сердечки. Лайнер взлетает, Кайл засыпает, а когда просыпается, дочки рядом нет. Нет ее ни в туалетах, ни в других салонах, ни в чреве самолета, которое по требованию напористой пассажирки обыскивают стюардессы. Мужественный командир экипажа (Бин) нервно покусывает губы, самолетный секьюрити (Сарсгаард) изучающе смотрит свиными глазенками. Потом говорят: «Вы, мамаша, успокойтесь, у вас же, кажется, вообще никакой дочки не было».

Немецкий режиссер с красивой фамилией Швентке медленно запрягает — главное не уснуть еще до того, как это сделает героиня Фостер, — но с момента пропажи ребенка фильм летит с лайнерской скоростью. Про сюжет трудно что-либо сказать по сути, не выдав при этом его секретов, — но в общем придумано все довольно ловко. Когда постфактум начинаешь анализировать, не сжульничали ли авторы, то понимаешь, что, конечно, сжульничали и шито все белыми нитками, — ну так то потом.

Главная незадача вышла, как ни странно, с актрисой Фостер: она поддает такого самоотверженного психологического реализма, словно играет леди Макбет в Королевском театре, а не дерганую авиаконструкторшу в попкорновом триллере. Мастерство, понятно, в карман не спрячешь, но фильм в целом настолько вызывающе по-голливудски условен, что честно вжившаяся в роль Фостер в его клаустрофобическом пространстве сперва выглядит нелепо, а потом и вовсе начинает раздражать. И вместо заложенного в сверхзадачу «Иллюзии полета» презрения к молчаливому большинству пассажиров — мол, всем на все наплевать и дальше своего носа никто не видит — к финалу ощущаешь к ним лишь сочувствие: мы, серая масса, наконец-то избавились от шумной чудачки из заднего салона.