Главная | Рецензии | «Дикари» Войти | Регистрация
Рецензия на фильм

Кадры из фильма




Блог





Голосование

Ваш любимый жанр…





Реклама

Вот, к примеру, такси Выборгского района и, кстати, собственно говоря, всё.


«Дикари»

Элегия о курортном свинстве с голыми людьми

Роман Волобуев, «Афиша»

«Дикари»

Россия, 2006
Режиссер Виктор Шамиров
В ролях Гоша Куценко, Марат Башаров, Игорь Верник, Вячеслав Разбегаев



На излете купального сезона где-то в Крыму горстка временно деклассированных, преимущественно голых, вдумчиво нетрезвых людей спешит из последних сил порадоваться жизни. Кто-то все время поет, кто-то не ночует, кто-то исступленно ищет лопату. Трагический человек Ай-Яй (Куценко), ощущая недолговечность курортного счастья, бьет в этой связи в ведро и собирается стать гомосексуалистом — последнее, впрочем, больше на словах.

Театральному режиссеру Шамирову, ученику Марка Захарова и человеку вроде бы скандальной известности, еще года четыре назад газета «Известия» велела убираться из театра, и если он действительно решит перейти под юрисдикцию киноведов, здесь его лишний раз не обидят. Не только потому что неглупый человек, из каких-то потаенных, глубоко личных соображений дающий дебила, — это все-таки сильно приятнее, чем когда наоборот. С шамировским фильмом случай тот же, что с голым артистом Куценко (который в «Дикарях» голый довольно часто). Как непереводимо говорила в сходной ситуации героиня вторых «Клерков»: «I?m disgusted and repulsed and I can?t look away». То есть объективно — хорошего мало, но есть в этом зрелище какая-то неотвратимость, что ли. Вообще, коллизия в духе «Американского пирога», разыгранная сорокалетними, автоматически приобретает слегка душераздирающее, едва ли не экзистенциальное качество. K Шамирову может быть масса претензий, но насчет того, как отдыхать в Крыму, он явно в материале: свинство у него плавно переходит в печаль, и счастья нет, и, несмотря на голых людей (большая часть из которых, к счастью, все-таки девушки), обсценную лексику и местами неприятные лица, общее ощущение получается крайне целомудренное — похожий эффект можно наблюдать, скажем, в немецкой пляжной эротике 80-х годов или в удачных фильмах того же Кевина Смита. А когда Куценко среди общего бубнежа вдруг чеканно, как какую-нибудь «зиму тревоги нашей», вдруг интонирует что-нибудь вроде: «Мы не против, что ты обедаешь с нами, что ссышь на тропе и порвал гамак», обнаруживаешь вдруг, что при всех возражениях этического и эстетического порядка ты тоже совершенно не против, скорее за.