Главная | Рецензии | «Потерянный город» Войти | Регистрация
Рецензия на фильм

Кадры из фильма




Блог





Голосование

Ваш любимый жанр…



«Потерянный город»

Мелодраматический эпос про кубинскую революцию

Станислав Зельвенский, «Афиша»

«Потерянный город» (The Lost City)

The Lost City
США, 2005
Режиссер Энди Гарсия
В ролях Билл Мюррей, Дастин Хоффман, Энди Гарсия, Энрике Мурсиано



В 1958 году в Гаване, которой управляет диктатор Батиста, живут три брата: младший (Муркьяно) входит в кастровское «Движение 26 июля», средний (Карбонелл) занимается индивидуальным террором, старший Фико (Гарсия) — флегматичный владелец кабаре — предпочитает узнавать о политике по радио. Близится Новый год, а вместе с ним — революция, которая перетасует все карты. Тюремщики поменяются местами с заключенными, саксофон объявят буржуазной выдумкой, подруга жизни окажется женой революции, заводы отойдут рабочим, земли — крестьянам, кому-то придется паковать чемоданы, а кому-то пускать пулю в лоб.

Эта кубинская эпопея любопытно перекликается с российской историей начала века: у нас тоже интеллигентные люди из хороших семей мечтали свергнуть тирана — а потом, когда свергли, к ним домой пришли улыбчивые ребята в кожанках, изнасиловали горничную и предложили уплотниться. По случайности описанное в фильме семейство отчасти даже напоминает одну конкретную российскую семью: тут есть симпатичный папаша, занятый в системе образования, есть свой Александр, убитый после покушения на диктатора, есть свой Володя, примкнувший к победителям. Ну а Гарсия, глазами которого мы все это наблюдаем, — он, выходит, какая-то условная Маняша. Режиссеру, впрочем, кажется, что он Хамфри Богарт в известном фильме — ходит в белом костюме, делает скептическое лицо и красиво опирается на рояль. Для Гарсии, которого родители малюткой вывезли с Кубы во время описываемых событий, «Потерянный город» не просто режиссерский дебют — очевидно, дело жизни. И в таких координатах немудрено, что ему отказывает вкус; что фильм минут на сорок длиннее, чем нужно; что в кульминационных сценах он отчаянно злоупотребляет копполовским параллельным монтажом; что романтические сцены он снимает невыносимо пошло. Или что, например, всей контрреволюционной деятельностью на Кубе, от общего руководства до расстрелов, занимаются ровно два человека. Все это, можно сказать, искупается искренностью — а может, и не искупается. В любом случае «Город» поинтересней, чем, например, дурацкая «Гавана» Поллака, — хотя бы своими виньетками. Тут выведен довольно противный Че. Дважды на три минуты появляется Дастин Хоффман в роли мафиозной легенды Мейера Лански. И раз в пятнадцать минут показывают Билла Мюррея. Билл Мюррей — единственный персонаж, который всегда одет в шорты; он без особого вдохновения острит, и неотделимое от его физиономии едва заметное недоумение — что я вообще здесь делаю? — идет ему как никогда.