Главная | Рецензии | «Уоллес и Громит: Проклятие Кролика-оборотня» Войти | Регистрация
Рецензия на фильм

Кадры из фильма




Блог





Голосование

Ваш любимый жанр…





Реклама

Вот, к примеру, , но главное — собственно говоря, всё.


«Уоллес и Громит: Проклятие Кролика-оборотня»

Отменно смешной пластилиновый эпос про британские ценности

Роман Волобуев, «Афиша»

«Уоллес и Громит: Проклятие Кролика-оборотня» (Wallace & Gromit: The Curse of the Were-Rabbit)

Wallace & Gromit: The Curse of the Were-Rabbit
Великобритания, 2005
Режиссеры Ник Парк, Стив Бокс



Изобретатель Уоллес, создающий механизмы для усложнения жизни, и его мудрый пес Громит (чей любимый жест — шлепнуть лапу на глаза в жесте экзистенциального отчаяния по поводу хозяйской дурости) держат охранное агентство, защищающее провинциальный городок от кроликов-вредителей. Пойманных грызунов ловцы по причине доброты держат у себя дома, и те в прямом смысле сжирают всю прибыль фирмы. Чтоб вывести малое предприятие из финансового пике, Уоллес придумывает купировать кроликовую тягу к овощам по технологии, отработанной еще в «Заводном апельсине», и создает чудовище.

Полнометражный фильм про Уоллеса и Громита, который Ник Парк с единомышленниками лепили пять лет, устроен по тому же принципу, что и три великих короткометражки, с которых все началось: серьезный киножанр воплощается в пластилине со всей возможной серьезностью. Если раньше Парк работал с научной фантастикой, психотриллером и авантюрным боевиком, то «Кролик» — это, понятно, фильм ужасов: увлечение жителей глубинки овощами балансирует на грани лавкрафтовского культа Дагона, а ближе к середине вовсе начинается образцовая жуть в традициях «Американского оборотня в Лондоне» и др. Другое дело, что в старых сериях про У. и Г. была какая-то, извините, подлинность, из-за которой язык не поворачивался назвать их пародиями: «Большие каникулы» дышали вполне себе кубриковским холодком, пингвин-манипулятор из «Неправильных штанов» был очень по-взрослому неприятен, а «Стрижка, бритье» смотрелась не пластилиновой репликой «Индианы Джонса» или «Терминатора», а более эмоционально насыщенным и осмысленным переложением тех же сюжетов. И в этом плане «Кролик» — в большей степени шутка юмора, игра со штампами, пусть бесконечно милая, но особенно не воспаряющая над материалом. В лучшие годы я был знаком с одной девушкой, которая вполне всерьез идентифицировала себя с газовой плитой из «Больших каникул», и мне трудно представить себе, что кто-то старше пяти найдет себе персонажа для самоидентификации в «Кролике». Впрочем, претензии такого рода говорят лишь о том, на каком высоком уровне Парк все эти годы работает со своим пластилином. Так что, по здравому размышлению, забудьте все, что написано выше. «Кролик» — это, конечно, чудесная вещь: дети будут счастливы, да и взрослые (если сумеют отбросить разные глупые мысли, препятствующие счастью) тоже.