Главная | Рецензии | «Зелиг» Войти | Регистрация

Блог





Голосование

Ваш любимый жанр…





Реклама

Вот, к примеру, и, разумеется, собственно говоря, всё.


«Зелиг»

Вуди Аллен в самом соку

Станислав Никулин, «КиноМания»

«Зелиг» (Zelig)

Zelig
США, 1983
Режиссер Вуди Аллен
В ролях Миа Фэрроу, Джон Бакволтер, Патрик Хорган, Пол Невенс



Вуди Аллен известен своей удивительной работоспособностью. Шутка ли, с 1975 года режиссёр снимает по картине в год. Количество далеко не всегда переходит в качество, но формулировка «фильм Вуди Аллена» вызывает живой интерес киноманов вот уже на протяжении 30 лет. В 1982 году на экраны вышла «Сексуальная комедия в летнюю ночь», в 1984 — «Денни Роуз с Бродвея», а в 1983-м Аллен снял один из лучших американских фильмов десятилетия — «Зелиг».

США. Конец 1920-х годов. Эпоха джаза, подпольных клубов и дешёвого алкоголя (если, конечно, вы сможете его достать). Газеты готовы растиражировать любой скандал, раздуть из малоинтересного факта сенсацию мирового масштаба. Персона Леонарда Зелига подходит для этого идеально. Зелиг — человек-хамелеон, он с поразительной точностью перенимает повадки людей, с которыми вступает в контакт. Это относится не только к профессии или социальному статусу его окружения, но и к национальности и даже цвету кожи. Только что он был гангстером, вальяжно наблюдающим за танцполом одного из клубов, через несколько минут он уже играет на сцене в составе негритянского оркестра. Врачи помещают Зелига в больницу, где пытаются разобраться в причинах этого феномена. Наблюдение ведёт молодой психиатр Эйдора Флетчер. Почуяв «жаренное», журналисты разносят весть о Зелиге по всей стране. США с замиранием сердца следят за судьбой нового любимца нации.

Как и в большинстве своих режиссёрских проектов, главную роль Вуди Аллен оставил за собой. Представить кого-то иного в образе Леонарда Зелига просто невозможно. Сценарист-Аллен писал главного героя, как говорится, с себя, сам же и сыграл — всё закономерно. Зелиг — классический для Аллена-режиссёра герой: во-первых, он явный неврастеник; во-вторых, конечно же, еврей; в третьих, хочет любить и быть любимым. Специально или нет, осознанно или по наитию, режиссёр в кристаллизованной форме создаёт своё альтер-эго — неуверенного, закомплексованного, неуклюжего человека изо всех сил (которых очень мало) борющегося с ненавистным и «страшным» внешним миром. Отсутствие самоидентификации и почти физическое перевоплощение в «другого» — не более чем попытка убежать от себя, скрыться от собственных проблем за бесчисленным количеством масок.

По примеру Чаплина (который, к слову, также промелькнёт в фильме) Вуди Аллен воспевает образ маленького человека. В 70-х режиссёр, как правило, помещал своего героя в остросатиритические, зачастую абсурдистские ситуации, в 90-х — в по-прежнему забавных и остроумных историях проступили драматические нотки, в 80-е Аллен пытается заставить работать на замысел эти важнейшие компоненты своего уникального киномира. «Зелиг» в этом смысле — одна из первых попыток. Множество блестящих шуток (чего только стоит обеспокоенность Ку-клукс-клана персоной Зелига, еврея, способного превращаться, как в индейца, так и в негра) не оттеняют лирическую линию фильма — взаимоотношений пациента и лечащего врача (молодой, но одинокой Эйдоры).

Очевиден здесь и социальный протест, а точнее опасение Аллена. В образе Зелига режиссёр жестоко высмеивает конформизм, приспособленчество, серость. Личная трагедия Леонарда Зелига, лишённого собственного мнения, постепенно трансформируется в проблему общества, делающего его своим героем. Общества, готового вознести на пьедестал почёта одинокого, жалкого человека, чтобы спустя несколько лет забыть о нём навсегда. В этом заочном споре — социум против Зелига — режиссёр выступает на стороне своего героя. Аллен иллюстрирует парадоксальную мысль — чтобы быть не таким как все, надо быть похожим на всех. В каком-то смысле «болезнь» Зелига — единственная возможность вырваться из круговорота механистического образа жизни. Скучно быть просто аристократом или просто рабочим. Намного интереснее и поучительнее быть и тем и другим.

Нельзя не сказать и о чисто производственной стороне проекта. «Зелиг» являет собой один из выдающихся примеров псевдодокументального кино. Аллен мастерски стилизует картинку под хроники 20-х годов. Остаётся только догадываться, как в далёком 1983 году, когда компьютерные спецэффекты были предметом разговоров фантастов-футурологов режиссёру удалась подобная аутентичность изображения с участием главного героя. Но подобные рассуждения не будут занимать голову зрителя слишком долго. Быстро свыкшись с реалистичным миксом кино-правды и кино-вымысла, стоит просто наслаждаться просмотром, подчинив своё внимание сюжету картины.

Настоящий кинематограф, как хорошее вино, всегда приятен на вкус. За свою карьеру Вуди Аллен снял много хороших картин. Их можно и нужно смотреть, но далеко не к каждой из них хочется возвращаться снова и снова. «Зелиг» определённо заслуживает того, чтобы быть пересмотренным.