Главная | Рецензии | «Лак для волос» Войти | Регистрация
Рецензия на фильм

Кадры из фильма




Блог





Голосование

Ваш любимый жанр…



«Лак для волос»

Толстушка Трэйси хочет танцевать

Борис Тух, «Postimees»

«Лак для волос» (Нairspray)

Нairspray
США, 2007
Режиссер Адам Шенкман
В ролях Джон Траволта, Мишель Пфайффер, Куин Латифа, Никки Блонски



В киномюзикле «Лак для волос» режиссер Адам Шенкман собрал трех звезд первой величины. Темнокожая Куин Латифа, с потрясающим юмором сыгравшая «хозяйку» женской тюрьмы Мамашу Мортон в «Чикаго», на этот раз — в светлом парике и с неизменной улыбкой на лице — выступает в роли добродушной, но принципиальной Мейбл-Моторожки, которая вам и споет, и станцует, и выведет на улицы провинциального города Балтимор многотысячную демонстрацию против расовой сегрегации.

Мишель Пфайффер мы видим в роли стервозной блондинки Велмы Ван Тасл, которая заставляет трепетать весь персонал местного телеканала. Велма в 1930 году стала «Мисс Балтимор», но и в 1962-м (время действия фильма) еще очень неплохо выглядит: остатков былой красоты хватает на то, чтобы соблазнять скромного владельца лавки приколов и тащить в победительницы телеконкурса свою хорошенькую, но стандартную дочь Эмбер.

Джон Траволта заткнул за пояс даже этих дам: он играет матушку главной героини, даму грандиозного телосложения. У героини, Трэйси Тернблад в ее 16 лет по меньшей мере 25 кг лишнего веса, у миссис Тернблад — все 40.

Если до «Лака для волос» самым необычным исполнителем женской роли в этом киносезоне был Эдди Мерфи (Распутия в «Норбите»), то теперь Траволта столкнул его с пьедестала.

Артист не только дурачится, не только доказывает, что хорошие гример, костюмер и оператор могут кого угодно превратить во что угодно, но и создает очень жизненный и естественный образ.

Ностальгия по 1960-м

«Лак для волос» построен по старым добрым канонам романтического мюзикла. Трэйси (Николь Блонски) в конце концов своего добьется: попадет в телешоу и в финале очень целомудренно (до сексуальной революции еще далеко) поцелуется с красавчиком Линком.

Неповторимая индивидуальность и доброе сердце перевесят (в буквальном и переносном смысле) стандартную безликость младшей Ван Тасл.

Фильм убедительно стилизован под 1960-е: начиная с автомобилей на улицах Балтимора и кончая набриолиненными прическами парней с телевидения: «битломания» еще не началась, и ребята стремятся подражать Элвису Пресли. Все — танцы, музыка, песни — идеально соответствует эпохе.

Эпоха становится главной героиней фильма. Начало 1960-х — это время Джона  Ф. Кеннеди, который за три года своего президентства изменил сознание американской нации и скорректировал ее систему ценностей. Именно благодаря Кеннеди американцы начали понимать, что каждый человек неповторим и что, создавая людей разными, Господь вовсе не имел в виду, что одни лучше, а другие хуже.

Не важно, какого цвета твоя кожа, вписываешься ли ты в идеальные параметры и т.д. Человек имеет право оставаться собой, и мы обязаны уважать это право.

Имя Кеннеди в фильме не упоминается ни разу. Но переворот в сознании жителей Балтимора происходит.

Шоу для белых и черных

Телевизионный канал, вокруг которого вертится действие, откровенно говоря, довольно идиотский. По нему показывают только новости и бесконечное «Шоу Кори Коллинза». Участвуют в нем только белые. Сюда-то и приходит, чтобы поучаствовать в конкурсе, оптимистичная пышечка Трэйси.

Раз в неделю на этом же канале показывают примерно такое же шоу, но для черных. Мол, вот вам ваш час в неделю — и заткнитесь! Но для Велмы Ван Тасл и этот час — недопустимая уступка неграм. Деятельная стерва старается изгнать черных с тогда еще черно-белого телеэкрана.

Вдохновленные энергичной героиней Куин Латифы, негры выходят на улицы с мирной демонстрацией. К ним присоединяется и Трэйси, которая успела подружиться с темнокожими ребятами и убедилась, что танцуют они не только не хуже белых, но и в чем-то лучше.

Демонстрантам преграждает дорогу полиция. Возмущенная Трэйси от души огревает самого противного копа плакатом по спине — после чего ей приходится скрываться от полиции.

Правда, какими бы — по традиции! — кретинами ни выступали в фильме полицейские, им все же не приходит в голову устраивать настоящую охоту за протестующими подростками. И все заканчивается благополучно!

Политкорректность? Нет, политкорректность появилась намного позже, когда расовая сегрегация отошла в прошлое.

«Лак для волос» — чистосердечное признание прошлых ошибок: мол, мы не стыдимся показать на экране, какими глупыми мы были 45 лет назад.

Но это — один пласт картины. Для тех, кто задумается. А для остальных — развеселые песни и пляски.





Комментарии


verishmne — 19 февраля 2009, 15:25  #

Отличный фильм! Смотрел с удовольствием! Траволта, в женском обличии, красавчик!!!