Главная | Рецензии | «Лак для волос» Войти | Регистрация
Рецензия на фильм

Кадры из фильма




Блог





Голосование

Ваш любимый жанр…





Реклама

Вот, к примеру, , зато, кстати говоря, собственно говоря, всё.


«Лак для волос»

Толстушка Трэйси хочет танцевать

Борис Тух, «Postimees»

«Лак для волос» (Нairspray)

Нairspray
США, 2007
Режиссер Адам Шенкман
В ролях Джон Траволта, Мишель Пфайффер, Куин Латифа, Никки Блонски



В киномюзикле «Лак для волос» режиссер Адам Шенкман собрал трех звезд первой величины. Темнокожая Куин Латифа, с потрясающим юмором сыгравшая «хозяйку» женской тюрьмы Мамашу Мортон в «Чикаго», на этот раз — в светлом парике и с неизменной улыбкой на лице — выступает в роли добродушной, но принципиальной Мейбл-Моторожки, которая вам и споет, и станцует, и выведет на улицы провинциального города Балтимор многотысячную демонстрацию против расовой сегрегации.

Мишель Пфайффер мы видим в роли стервозной блондинки Велмы Ван Тасл, которая заставляет трепетать весь персонал местного телеканала. Велма в 1930 году стала «Мисс Балтимор», но и в 1962-м (время действия фильма) еще очень неплохо выглядит: остатков былой красоты хватает на то, чтобы соблазнять скромного владельца лавки приколов и тащить в победительницы телеконкурса свою хорошенькую, но стандартную дочь Эмбер.

Джон Траволта заткнул за пояс даже этих дам: он играет матушку главной героини, даму грандиозного телосложения. У героини, Трэйси Тернблад в ее 16 лет по меньшей мере 25 кг лишнего веса, у миссис Тернблад — все 40.

Если до «Лака для волос» самым необычным исполнителем женской роли в этом киносезоне был Эдди Мерфи (Распутия в «Норбите»), то теперь Траволта столкнул его с пьедестала.

Артист не только дурачится, не только доказывает, что хорошие гример, костюмер и оператор могут кого угодно превратить во что угодно, но и создает очень жизненный и естественный образ.

Ностальгия по 1960-м

«Лак для волос» построен по старым добрым канонам романтического мюзикла. Трэйси (Николь Блонски) в конце концов своего добьется: попадет в телешоу и в финале очень целомудренно (до сексуальной революции еще далеко) поцелуется с красавчиком Линком.

Неповторимая индивидуальность и доброе сердце перевесят (в буквальном и переносном смысле) стандартную безликость младшей Ван Тасл.

Фильм убедительно стилизован под 1960-е: начиная с автомобилей на улицах Балтимора и кончая набриолиненными прическами парней с телевидения: «битломания» еще не началась, и ребята стремятся подражать Элвису Пресли. Все — танцы, музыка, песни — идеально соответствует эпохе.

Эпоха становится главной героиней фильма. Начало 1960-х — это время Джона  Ф. Кеннеди, который за три года своего президентства изменил сознание американской нации и скорректировал ее систему ценностей. Именно благодаря Кеннеди американцы начали понимать, что каждый человек неповторим и что, создавая людей разными, Господь вовсе не имел в виду, что одни лучше, а другие хуже.

Не важно, какого цвета твоя кожа, вписываешься ли ты в идеальные параметры и т.д. Человек имеет право оставаться собой, и мы обязаны уважать это право.

Имя Кеннеди в фильме не упоминается ни разу. Но переворот в сознании жителей Балтимора происходит.

Шоу для белых и черных

Телевизионный канал, вокруг которого вертится действие, откровенно говоря, довольно идиотский. По нему показывают только новости и бесконечное «Шоу Кори Коллинза». Участвуют в нем только белые. Сюда-то и приходит, чтобы поучаствовать в конкурсе, оптимистичная пышечка Трэйси.

Раз в неделю на этом же канале показывают примерно такое же шоу, но для черных. Мол, вот вам ваш час в неделю — и заткнитесь! Но для Велмы Ван Тасл и этот час — недопустимая уступка неграм. Деятельная стерва старается изгнать черных с тогда еще черно-белого телеэкрана.

Вдохновленные энергичной героиней Куин Латифы, негры выходят на улицы с мирной демонстрацией. К ним присоединяется и Трэйси, которая успела подружиться с темнокожими ребятами и убедилась, что танцуют они не только не хуже белых, но и в чем-то лучше.

Демонстрантам преграждает дорогу полиция. Возмущенная Трэйси от души огревает самого противного копа плакатом по спине — после чего ей приходится скрываться от полиции.

Правда, какими бы — по традиции! — кретинами ни выступали в фильме полицейские, им все же не приходит в голову устраивать настоящую охоту за протестующими подростками. И все заканчивается благополучно!

Политкорректность? Нет, политкорректность появилась намного позже, когда расовая сегрегация отошла в прошлое.

«Лак для волос» — чистосердечное признание прошлых ошибок: мол, мы не стыдимся показать на экране, какими глупыми мы были 45 лет назад.

Но это — один пласт картины. Для тех, кто задумается. А для остальных — развеселые песни и пляски.





Комментарии


verishmne — 19 февраля 2009, 15:25  #

Отличный фильм! Смотрел с удовольствием! Траволта, в женском обличии, красавчик!!!