Главная | Рецензии | «Фландрия» Войти | Регистрация
Рецензия на фильм

Кадры из фильма




Блог





Голосование

Ваш любимый жанр…





Реклама

Вот, к примеру, Аренда офиса и склада в подмосковье newsklad.ru. , но, с другой стороны, собственно говоря, всё.


«Фландрия»

Мрачная драма о европейском варварстве, обладатель каннского Гран-при 2006

Юрий Гладильщиков, «Афиша»

«Фландрия» (Flandres)

Flandres
Франция, 2006
Режиссер Брюно Дюмон
В ролях Давид Пулен, Анри Кретель, Самюэль Буаден, Аделаида Леру



В некой западноевропейской стране, в сельской ее части, похожей на наше Подмосковье (грязи столько же, но мусора поменьше) обитают смурные парни и столь же молчаливые девушки, одна из которых дает всем без разбору, поскольку не давать не может. Парни не слишком напоминают цивилизованных европейцев. Странно и то, что их в кадре по сравнению с девушками на порядок больше, то есть примерно двадцать против двух. Есть примета, что, если рождается много мальчиков, значит, быть войне. Война и впрямь начинается: после первой, сельской, половины фильма троих парней отправляют на нерасшифрованную войну, которую ведет, вероятно, НАТО в южной стране. Всякий зритель подумает об Ираке, но фильм анализирует ситуацию универсальную, поэтому на шиитов, равно как и суннитов, местные похожи в той же степени, что и на индейцев племени сиу.

Про «Фландрию» было заранее понятно, что это такая же Фландрия, как Бразилия в «Бразилии» у Терри Гиллиама. Брюно Дюмон не снимает социальнополитическое кино. Он снимает кино концептуальное и туманное, от которого случайный зритель приходит в ужас, несравнимый с ужасом, испытанным от лицезрения Фредди Крюгера. Дюмон прославился на Каннском фестивале 1999-го, когда жюри во главе с исследователем мутаций Дэвидом Кроненбергом отдало его «Человечности» Гран-при (это не первая, а вторая по значению награда Festival de Cannes) и призы за лучшую мужскую и женскую роль. Притом что обе роли — как и все во «Фландрии» — были сыграны непрофессионалами. «Человечность» и два других фильма Дюмона, «Жизнь Иисуса» и «29 Пальм», доказали, что француз — из редкой породы режиссеров, пытающихся развивать киноязык. Даже ритмически. Долгие эпизоды без монтажа, в которых вроде бы ничего не происходит, перемежаются у него шокирующими сценами секса и насилия.

Во «Фландрии» тоже много шокирующего. Тут и взрыв гранаты, оставляющий от командира отделения искромсанную бастурму. И убийство европейцами двух малолеток. И натуралистическое групповое изнасилование местной женщины (подобного вы в кино не видели). И ответная месть, когда одному из троих, прибывших из Фландрии, отрезают за кадром орудие насилия — зрителю хватает его криков. И убийство последним оставшимся в живых фламандцем невинной семьи, когда он уже, словно питекантроп, орудует дубиной как палкой-копалкой. Как сказала одна коллега, сними кто у нас подобное про российскую армию, разразился бы дикий скандал по поводу «очернения».

Но Дюмон размышляет не о человеке с погонами, а об универсальных парадоксах натуры. Фильм не о том, что война калечит душу (сделать фильм на такую тему было бы банально), а о том, можно ли в принципе говорить о европейскости как нравственном понятии и признаке цивилизованности. Мирные европейские парни Дюмона, не знавшие иного отхожего места, кроме унитаза, попав на трижды вроде бы дикую для них войну, ведут себя, наблюдая смерть и творя кошмар, на удивление привычно-буднично. Каннское жюри 2006 года оценило парадоксальность мышления Дюмона: «Фландрия» принесла ему второй в его карьере каннский Гран-при.





Комментарии


Алена (гость) — 11 декабря 2006, 15:59  #

Наверное, мы являемся теми среднестатистическими зрителями, которые приходят в ужас от просмотра фильмов туманных и непонятных. Общее впечатление — тебя вымазали в дерьме не первой свежести, полном штампов и бессмысленного смакования какких-то режиссерских комлексов. Если Каннскую ветвь дают за то, что герои писают и насилуют в кадре — грустно. Кажется, они просто пересмотрели хорошего кино….