Главная | Рецензии | «Кэнди» Войти | Регистрация
Рецензия на фильм

Кадры из фильма




Блог





Голосование

Ваш любимый жанр…





Реклама

Вот, к примеру, мужские брюки производство , продажа и, разумеется, http://www.usports.ru/ продам продам bmx бмх велосипед купить. , потом, собственно говоря, всё.


«Кэнди»

Героиновая мелодрама со слезами и красивостями

Роман Волобуев, «Афиша»

«Кэнди» (Candy)

Candy
Австралия, 2006
Режиссер Нил Армфилд
В ролях Хит Леджер, Джейсон Чан, Эбби Корниш, Джеффри Раш



Однажды юная художница Кэнди (Корниш, прекрасная девушка с совершенно кидмановским по драматизму носом) сказала своему бойфренду, красавцу и бездельнику Дэну (Леджер), что больше не хочет, как маленькая, нюхать героин с зеркальца, а хочет, как все взрослые, — в вену. Бойфренд сказал, что, может, лучше не надо, но девушка настояла. Через 5 минут ее выловили из ванны, насилу откачали, а она попросила еще. Через пару месяцев она отправилась закладывать колечко и трахнулась за 50 долларов с владельцем ломбарда, пока любимый ждал в машине. Потом они под напуганными взглядами родителей поженились и Кэнди пошла на панель уже на постоянной основе — потому что, как резонно заметил в какой-то момент любимый (он же по совместительству закадровый рассказчик), деньги нужны по-любому, а девочке это как-то в целом сподручней, чем мальчику.

У австралийского поэта Люка Дэвиса, автора повести «Кэнди» и соавтора сценария ее до невозможности трепетной экранизации, в резюме рядом с ученой степенью по английской литературе стоит синий штампик наркодиспансера — скромная гарантия того, что человек, может, и не открывает новых горизонтов, но хотя бы знает, о чем пишет; и, как многие сочинители наркомемуаров, от Де Куинси до Уэлша, на словах автор убеждает читателя choose life, а сердцем, конечно же, хочет обратно. Сама Кэнди слишком материальна, чтоб посчитать ее чистой метафорой героинового счастья, но вот высокие чувства героев — с ними все ясно с самого начала. Недаром лавстори рассказана тут не с первого поцелуя, а с первой инъекции, и когда в финале герой, соскочив с иглы, идет мыть тарелки (кажется, первое трудоустройство в его насыщенной эмоциями жизни) — это означает конец любви: без героина какой он к черту поэт, и какая она художница, о чем им вообще говорить в солнечный сиднейский полдень на краю бассейна. Если глядеть сквозь этот фильм, как сквозь воду, можно много чего занятного себе придумать; но если смотреть непосредственно на экран, увидишь пышущую здоровьем протокольную физиономию артиста Леджера и техничного, умелого режиссера, всерьез озабоченного одним-единственным вопросом — чем бы ему перешибить сцену передозировки из к/ф «Трейнспоттинг». Не то чтобы у режиссера было плохо с образами, не то чтобы не хватало смелости (тут, кроме прочего, показывают почти совсем голого Джеффри Раша — куда еще смелее), но, черт возьми, зачем тебе жужжать, если ты не пчела, — этот извечный винни-пуховский вопрос не дает покоя всякий раз, когда очередной крепкий профессионал берется экранизировать очередные хроники чужого безумия.