Главная | Рецензии | «Золотой век» Войти | Регистрация
Рецензия на фильм

Кадры из фильма




Блог





Голосование

Ваш любимый жанр…





Реклама

Вот, к примеру, Смотрите подробности банки круглые у нас на сайте. , кроме того, собственно говоря, всё.


«Золотой век»

Всё могут короли

Роман Корнеев, «КиноКадр»

«Золотой век» (Elizabeth: The Golden Age)

Elizabeth: The Golden Age
Великобритания, Франция, 2007
Режиссер Шекар Капур
В ролях Джеффри Раш, Кейт Бланшетт, Клайв Оуэн, Саманта Мортон



В отличие от большинства сиквеллизаций голливудской кинопродукции, продолжение «Елизаветы» Шекара Капура определялось не столько успехом первого фильма, включая оскаровские номинации, сколько самой величиной предложенной темы.

Елизавета Английская, королева-девственница, королева-бастард, бездетная еретичка, величайшая из женщин на британском троне, последняя представительница династии Тюдоров, дочь фрейлины Анны Болейн и Генриха VIII, поддержавшего Реформацию, по мнению историков, в основном благодаря своим шести бракам, большая часть которых кончалась для очередной жены плахой.

Эта грандиозная историческая фигура, получившая трон в результате сложнейшей цепочки обстоятельств из рук ярой католички, оставшейся в веках под именем Кровавой Мэри, правила Англией добрых полвека, и во время её правления Лондон не только стал столицей ведущей морской державы с собственными заокеанскими колониями, но и навсегда изменился, окончательно приняв Реформацию в противовес испанской Инквизиции, за чем последовал и культурный рывок — Шекспир жил именно во времена Елизаветы.

Понятно, что первый фильм, описывавший бурную молодость Бетси, принцессы Уэльской с её юношеской любовью к сэру Роберту Дадли, обвинениями в измене, едва не закончившимися на плахе, знакомством с величайшими умами того времени, боязнью института брака, навеянной биографией собственного отца, а также гонениями на протестантов времён Мэри и, наконец, почти уже случайно оказавшейся на её голове британской короной, всё это вместе рассказывало историю появления на исторической сцене королевы Елизаветы, но не о ней самой.

«Золотой век», сохранивший костяк команды первого фильма, спустя девять лет рассказывает в итоге вовсе не о разгроме Непобедимой Армады, не о казни Марии Стюарт, которая успела за свою жизнь претендовать сразу на два трона, но корона в итоге досталась только её сыну Иакову VI, и даже не о сэре Уолтере Рэйли, о возможном романе с которым историки умалчивают.

Фильм — сразу обо всём периоде правления Елизаветы I, с которой так любят сравнивать столь же долго правящую Елизавету II (см. «Королева»). Строительство соборов и театров, сложные отношения между английскими католиками и протестантами, затяжная и несостоявшаяся, несмотря на протесты Парламента, женитьба королевы-девственницы (упоминание Ивана Грозного в этом месте — не шутка сценаристов, переписка с русским царём даже после отказа в женитьбе продолжалась до самой его смерти в 1584 году, в ней в частности Грозный просил у Англии союза против поляков) — всё это, разумеется, эпизоды долгого правления Елизаветы, а не события непосредственно 1588 года, которым формально датирован фильм.

Например, смешно себе представить, что 55-летней королеве привозят в ряду прочего сватовства портрет уже 4 года как почившего Иоанна Васильевича, точно также сложно представить, что в столь преклонном для XVI века возрасте (отец Елизаветы не дожил и до сорока) королева будет по-прежнему заигрывать с незнакомыми (на самом деле знакомыми, Уолтер Рэйли основал Виргинию на деньги Короны годом раньше) пиратами под рассуждения об испанском золоте и свободе до самого горизонта.

Кейт Бланшетт не играет Елизавету накануне разгрома Армады, как не играет она уже не юную, но всё ещё невесту. Точно так же не играет она Елизавету, в тяжких сомнениях подписывающую приговор Марии Стюарт, или Елизавету времён окончательного разрыва с умершим только в том самом 1588 году Робертом Дадли, которого сама королева подозревала в убийстве прежней жены, что могло позволить ему просить руки уже коронованной Елизаветы. Кейт Бланшетт, как и прежде, играет Елизавету от начала её царствования, до последних её дней.

Во всём этом — в юной «альтер-эго» главной героини Елизаветы Трокмортон, в завоевательнице Шотландии на белом коне и в латах, в получившей прекрасное образование и говорившей на многих европейских языках участнице сложнейших политических интриг Европы того времени, и даже в Оуэне-Рэйли, заключённом, было, под стражу — видна тень целой эпохи, противоречивой, непростой, но определившей историю Британских островов на многие столетия. Именно тогда Елизаветой Английской создавалась будущая империя, о которой достойно может сказать только тот, кто прочувствовал её дух. Индия долгое время была плоть от плоти этой империи, и индийский режиссёр Капур говорит об этом теми словами и образами, которые не подберёшь при взгляде снаружи.

Возможно, в «Золотом веке» и было в итоге собрано слишком много мелодраматичного и недостаточно много драмы, возможно, столь сильный упор ролика на тематику испанского вторжения и не оказался оправданным в самом фильме, где победа над 130 галионами противника была получена не талантом Фрэнсиса Дрейка и помощью союзников, а одним лишь брандером Уолтера Рэйли.

Может быть, Филипп II Испанский был куда более сложной исторической фигурой, чем показанный на экране фанатичный католик, семенящий под ручку со своей Инфантой и радеющий за свержение «еретички» с английского трона. На деле он успел побыть и мужем той самой Кровавой Мэри, и неудачливым женихом только восшедшей на трон Елизаветы.

Стоит ли напоминать, что в необъявленной морской войне Испании с Англией, которая тянулась десятки лет, торговые суда бывали граблены уолтерами рэйли с обеих сторон конфликта. Кроме того не последнюю роль в конфликте сыграли голландские и португальские колонии, которые тоже, вкупе с только что основанной британской Виргинией, были как кость в горле будущего строителя почившей в бозе Непобедимой Армады.

Но мы увидели возвышающуюся над картой Европы Елизавету, мы увидели паруса испанских галеонов на горизонте, мы увидели лукавую мудрость взгляда королевы-девственницы, мы прикоснулись к этой величине, которая творила историю, в том числе и нашу с вами.

А значит — до встречи в кино.