Главная | Рецензии | «Никто не знает про секс» Войти | Регистрация
Рецензия на фильм

Кадры из фильма




Блог





Голосование

Ваш любимый жанр…





Реклама

Вот, к примеру, и, разумеется, собственно говоря, всё.


«Никто не знает про секс»

Больше секса, меньше пены

Катерина Тарханова, «Фильм.Ру»

«Никто не знает про секс»

Россия, 2006
Режиссер Алексей Гордеев
В ролях Николай Мачульский, Аврора, Анатолий Кузнецов, Максим Коновалов



Ребята честно хотели повеселить народ, но одного желания мало. Само название комедии «Никто не знает про секс» не соответствует содержимому, и внутри много несоответствий. Потому, если кто и хихикнет в некоторых местах, то в другой момент поперхнется и поморщится оттого, насколько все можно было сделать лучше. В целом все такое «летнее», «молодежное», «сумасшедшее» очень даже допустимо, но мы по-прежнему соревнуемся только со своим далеким прошлым типа «Эта веселая планета» (1973) или «Чародеи» (1982). Вопрос у нас не о сексе, а всего лишь «какое, милые, тысячелетье на дворе».

Начало в тайге по степени кукольности зашкаливает за очередной детсадовский утренник, хотя фильм снимал оператор «Гарпастума» Олег Лукичев. Затем в таежной избушке дедуля (Анатолий Кузнецов) с великовозрастным внучком (Николай Мачульский) тоже работают на уровне условности «Как Иванушка-Дурачок за чудом ходил» (1977). А потом внучок без ковра-самолета вдруг стоит на Маяковке, продолжая изображать Маугли. До самого конца не будет объяснено, на какие шиши он летел из Красноярского края, зато этот великовозрастный у каждого встречного домогается, «а что такое секс». Как в дороге не арестовали? Но ни денег, ни времени вообще не будет. Квартира дальних родственников, скромного «среднего класса», куда внучок пришел навеки поселиться — какая-то безразмерная, комнат не сосчитать. Останкино — проходной двор, куда пускают без пропуска, и т.д. При этом предельно сусальный таежный «кукольный театр» заменен на предельный цинизм «правдоподобной» столицы тоже без объяснений. То есть кто в лес, кто по дрова, но ради «комедии в целом» мы должны съесть любую немотивированную условность. Хуже то, что мера необъяснимости постоянно меняется, и «комедия» по большей части просто отказывается работать.

История влюбленности таежного внучка в продажную столичную телеведущую сексуального шоу (Аврора) — самое беспомощное в сюжете, включая явный избыток суеты вокруг дивана и явный недостаток логики. Будто всю продажность ведущей не было видно в тайге. Но, перевлюбившись в свою невинную мнимую кузину (Мария Гончар), внучок в принципе доказал абсолютную фальшь идеи, что «никто не знает про секс». Подобных сюжетов про «мнимую неверность» стеснялся еще Грибоедов, в кино они кончились на этапе Великого Немого, и когда внук с кузиной все же берутся за руки в голом виде на фоне тайги, смотреть просто невозможно. Никто не знает про любовь, как раз полностью исключающую такие пошлости, а вот про секс знает каждый, и даже в детском саду уже не на уровне «возьмемся за руки, друзья». Фильму в итоге свойственно ханжество старосоветского толка, хотя в нем масса возможностей для пародии на «золотую молодежь», для сатиры на телевидение, для иронии по поводу «тех, кому за тридцать». Но режиссер Алексей Гордеев так и не решился выбрать, что он, собственно, хочет сказать, поэтому «обо всем понемножку» «по секрету всему свету» получилось, как тяжелый климакс — приливы, отливы, жар, ряд приятных ощущений, холодный пот.

Тем не менее, после всех разочарований ко второй половине фильма уже можно расслабиться и получать удовольствие. Какой-то ритм появился, а гэгов вообще много. Голый толстый разрисованный брат кузины (Кирилл Канахин) и пародирующий Тарзана нахальный стриптизер (Максим Коновалов) со своей бурлескной задачей вполне справились, Александр Баширов в роли голубого телепродюсера, как всегда, справился с гротеском, а мать семейства дальних родственников (Елена Яковлева) достаточно органична в лирической иронии. Почти по-французски, хотя, безусловно, лучше всех — отец семейства со слабой потенцией. Михаилу Ефремову было, видимо, все равно, что играть, а просто захотелось — и бурлеск, и гротеск, и лирику, и он в каждой реакции чертовски остроумен. Вот на нем посмеетесь — действительно смешно с деньгами, с постелью, с таблетками… Видно живого человека. Наконец, неплохая придумка с ментами-отморозками и еще лучше — с обкуренными тинэйджерами. То есть материала для комедии полно. Но из-за отсутствия доминанты все эти люди, все роли и эпизоды как бы из разных фильмов. А переключателя нет.

Если ноги Данелии приставить к туловищу Рязанова и голове Гайдая, получится не смешно, а фильм ужасов про Франкенштейна. Хотя ко второй половине видно также, что закрыть дыры и вставить переключатель было, как нечего делать. Выбросить пару «лирических» пустот на улицах Москвы, доснять пару гэгов про «что почем» в этой жизни, графикой и монтажом превратить «ментов» и «обкуренных» в сугубо ритмические отбивки, как припев, и мог бы вполне получиться шлягер. Сценарий Дениса Родимина («Бумер») был, судя по всему, сырой, но для режиссера это не оправдание. Тем более при трех редакторах на картине. Чем же они занимались, если помнишь лишь, как правильно Мачульский сыграл в стриптиз и как правильно роздана травка? Ну, да, все лучше, чем водка.