Главная | Рецензии | «Ренессанс» Войти | Регистрация
Рецензия на фильм

Кадры из фильма




Блог





Голосование

Ваш любимый жанр…





Реклама

Вот, к примеру, и, кстати, собственно говоря, всё.


«Ренессанс»

Завтра снова будет сегодня

Станислав Ф. Ростоцкий, «Время новостей»

«Ренессанс» (Renaissance)

Renaissance
Франция, Великобритания, Люксембург, 2006
Режиссер Кристиан Волькман



Париж, 2054 год. Средь темной ночи неизвестным похищена Илона Тацуева (голос Ромолы Гаран) — беженка с Кавказа и перспективнейший специалист корпорации «Авалон», дарующей людям красоту и молодость. Чтобы найти девушку, боссы «Авалона» задействуют пользующегося дурной, но устойчивой славой детектива Караса (голос Дэниэла Крейга), который в процессе расследования вполне резонно выходит на сестру Илоны, Бислану (голос Кэтрин Маккормак), и, связавшись с ней, обнаруживает, что «Авалон» на самом деле занят не просто усовершенствованием косметических линий, но напрямую озабочен проблемой бессмертия. Вот только результаты этих исследований оставляют пока желать лучшего…

Уже с титров фильм поражает необычнейшим техническим решением: это в чистом виде оживший комикс — черно-белый, не требующий полутонов и лишенный разве что традиционных подписей и «пузырей» с репликами героев. «Что нам стоит дом построить — нарисуем, будем жить…» На самом деле «Ренессанс» — это не мультфильм в привычном понимании. При его создании была использована новомодная (и уже не единожды оправдавшая себя) технология под названием motion capture (что в переводе значит что-то вроде «захвата движения») — чаще всего его использовали в видеоиграх, но в последнее время он применяется и во вполне себе художественном кинематографе. Действия настоящих актеров переносятся на трехмерных виртуальных героев, и анимация максимально приближается к действительности, с той только разницей, что в действительности этой возможно абсолютно все. Французский режиссер Кристиан Волькман, работавший над проектом долгих семь лет, в конце концов не отказал себе ни в чем, и в фильме нашлось место для (цитируя официальный пресс-релиз) «120 персонажей, 40 транспортных средств и 200 разнообразных аксессуаров». Все они подобраны с фантастическим (хочется даже сказать — научно-фантастическим) вкусом, продуманы до мелочей и красивы настолько, что время от времени хочется зажмуриться, но и в этом случае «облик грядущего» проступит на обратной стороне век.

В сущности, единственная проблема невыносимо прекрасного, отточенного до дамасской остроты (так, что случайный волосок, падая, оказывается немедленно рассечен надвое), до невозможности убедительного мира «Ренессанса» в том, что форма слишком уж переигрывает содержание. Все это мы уже видели, читали и слышали — в киберпанковских романах Уильяма Гибсона (написанных, как ни странно, на обыкновенной пишущей машинке), в многочисленных попытках возродить на футуристическом материале атмосферу «черного детектива» 40-50-х годов, в визионерских мечтах Филлипа  К. Дика об электрических овцах и исчезающих газетных киосках, в греховно-урбанистических комиксах Фрэнка Миллера, в апокалиптической японской анимации… В принципе список аллюзий можно продолжать до бесконечности. И он все равно не будет полным. Нечто подобное произошло несколько лет назад с голливудскими блокбастерами, создатели которых столкнулись с удивительной проблемой — в один прекрасный момент благодаря новейшим достижениям компьютерной техники оказалось, что творцы отныне не связаны никакими формальными условностями: благодаря хайтековским достижениям на экране можно отобразить все что угодно. И оказалось, что «угодно»-то в принципе немногое — повторение пройденного, ремейк, вариация на тему. По-настоящему оригинальную идею не заменить ничем — ни динозавром в натуральную величину, ни городом будущего, ни полетами во сне и наяву. То же и с «Ренессансом»: в его очевидном совершенстве проглядывает удручающая вторичность и бедность мысли. Идеи, которые еще позавчера (а то и вчера) казались пределом мечтаний, оборачиваются общим местом. И челюсть, которая вроде бы готова отвиснуть в неподдельном восхищении, неумолимо кривится в самой обыкновенной зевоте. Плавали — знаем. И маргинал-полицейский с осенью в сердце, и роковая красотка с пистолетом наголо, и безумный ученый, не радующийся собственному безумству, и глава трансконтинентальной корпорации, лелеющий планы о мировом господстве, — все эти персонажи, совсем недавно казавшиеся не способными устареть по определению, встают на одну ступень с набившими оскомину героями современного телевизионного дель арте — сварливой тещей, капитаншей команды болельщиц, или лелеющим свою обывательскую натуру отцом семейства. Даже относительно оригинальный в конкретном «ренессансном» случае «чеченский след» не в состоянии исправить положение. Пресловутый «нуар» оказывается сведенным до положения поточной «комедии положений», потому что к нему, как и ко всему хорошему, привыкаешь, к сожалению, слишком уж быстро. И уж как минимум задолго до наступления 2054 года.