Главная | Рецензии | «Ведьма» Войти | Регистрация
Рецензия на фильм

Кадры из фильма




Блог





Голосование

Ваш любимый жанр…





Реклама

Вот, к примеру, и, в общем, собственно говоря, всё.


«Ведьма»

Вий, перенесенный русскими в Америку

Мур Соболева, «Афиша»

«Ведьма»

Россия, 2006
Режиссер Олег Фесенко
В ролях Арнис Лицитис, Валерий Николаев, Евгения Крюкова, Лембит Ульфсак



Удачливый жовиальный репортер (Николаев), у которого на стене висит собственная фотография в лавровом венке, вынужден по заданию редакции ехать куда-то в провинцию — делать репортаж в стиле «мир полон загадочных явлений». Возле таинственного городка машина глохнет, дождь льет как из ведра, и путник вынужден искать ночлега в старом доме, где сначала пытается вступить в интимную связь с его странной молодой хозяйкой (Крюкова), а потом, когда свет на экране гаснет, кажется, топит ее в ванне. Содрав с мертвого священника, весьма кстати найденного в лесу, сутану, репортер попадает в город, где на следующее утро шериф и по совместительству отец города (Ульфсак) просит отслужить три ночные мессы по его убитой дочери — той самой несостоявшейся возлюбленной.

«Ведьма» была заявлена как «первый российский фильм ужасов» и в этом качестве казалась небезнадежной — экранизация «Вия», пусть и перенесенная за каким-то рожном в современную Америку, — не худший вариант поднять наконец в стране жанровое кино. Но трудно представить, как можно было бы больше испоганить столь изящное произведение. Как можно было бы внести в стройный сюжет больше сумятицы, наполнить строгие линии большей нелепостью, озарить лица героев большим идиотизмом. Поскольку национальный гоголевский колорит сведен к нулю (авторы даже снимали по-английски, в силу чего наш прокат катает дублированную версию, где вздохи артиста Николаева никак не попадают в озвучку), это не просто плохо, а еще и очень скучно; девяносто «Ведьминых» минут длятся будто вечность. Ответ на вопрос, зачем все это надо, имеется в опубликованных интервью режиссера Фесенко: «Если бы за это взялись американцы, они не смогли бы передать настроение Гоголя и сняли б просто фильм ужасов. Я же снимаю ужасы с подтекстом. Очень надеюсь на то, что когда американский умный зритель (надеюсь, такие там есть) посмотрит наш фильм, он задумается». Вот так, задумается, мол, если найдется. Смелое допущение. Хотя чего уж там, вряд ли кто-то ожидал от режиссера Фесенко, чьим предыдущим достижением был телесериал «Даша Васильева-2», талантов Гильермо дель Торо, чей великий фильм по иронии прокатчиков идет в соседних с «Ведьмой» залах.