Главная | Рецензии | «Бобби» Войти | Регистрация
Рецензия на фильм

Кадры из фильма




Блог





Голосование

Ваш любимый жанр…





Реклама

Вот, к примеру, , но, с другой стороны, собственно говоря, всё.


«Бобби»

Америка, которую они потеряли

Алена Солнцева, «Время новостей»

«Бобби» (Bobby)

Bobby
США, 2006
Режиссер Эмилио Эстевес
В ролях Энтони Хопкинс, Деми Мур, Шарон Стоун, Элайджа Вуд



Самое неожиданное в фильме «Бобби» — речи сенатора Роберта Кеннеди сегодня так же невозможно слушать, как читать позавчерашнюю газету. То, что когда-то жгло сердца людей, сегодня кажется пустой риторикой, сухими шкурками, набором банальностей. При этом режиссера и автора сценария фильма Эмилио Эстевеса, а также собранных им суперзвездных актеров явно интересовали в первую очередь именно идеи Бобби и тот подъем гражданской активности и оптимизма, что связывали и до сих пор связывают с его именем. «Нас действительно волнуют проблемы, о которых говорил Бобби Кеннеди, и совершенно ясно, что те задачи, которые он ставил когда-то перед своими соотечественниками и сейчас встают перед нами», — утверждает Эстевес. Для того чтобы доказать актуальность этих идей, Эстевес придумал нетривиальный сценарный ход. Фильм, рассказывающий о последнем дне жизни Бобби Кеннеди, о роковом 4 июня 1968 года, когда сенатора, праздновавшего свою победу на предварительных выборах в Калифорнии, убили на кухне отеля «Амбассадор», вообще обходится без главного героя. Никто не играет Кеннеди, он появляется лишь в кадрах хроники, в записи своих выступлений, а все действие картины посвящено неизвестным, в основном вымышленным персонажам, оказавшимся по воле автора в этот день в отеле: на кухне, в предвыборном штабе, в парикмахерской, в холле… Каждый из этих персонажей должен воплотить одну из сторон американской действительности и тем самым проиллюстрировать те надежды, которыми жила Америка в предчувствии перемен.

Например, Энтони Хопкинс играет бывшего швейцара отеля, ныне пенсионера, который свободное время проводит за игрой в шахматы в холле. Шарон Стоун досталась роль парикмахерши, а Деми Мур — спивающейся знаменитости, певицы, которую эта парикмахерша причесывает перед выступлением в честь победы сенатора. Уильям  Х. Мэйси выступил в роли управляющего отелем, либерала по убеждениям, горячего сторонника Кеннеди, но запутавшегося в личной жизни и переживающего глубокий внутренний кризис человека. А Кристиан Слейтер, напротив, изобразил менеджера по персоналу, расиста и консерватора. Бывший хоббит Элайджа Вуд исполнил роль молодожена, вступающего в фиктивный брак с одноклассницей ради того, чтобы избежать участи своих товарищей, погибших во Вьетнаме.

Каждый из этих знаменитых артистов утверждает, что согласился на роль прежде всего из-за веры в идеалы, провозглашенные Бобби Кеннеди, и в расчете на необходимость изменений в сегодняшней политике своей страны.

Но, несмотря на столь горячий энтузиазм участников, главным в фильме стало другое. Единственной реальностью оказались не политические настроения людей, не ожидание результатов выборов, не пылкие речи кандидата и его лозунги, а роковое стечение обстоятельств, которое свело рядовых в сущности обывателей в одно место, где они оказались героями большой драмы. Сценарий был написан за несколько месяцев до 11сентября, но вся подробная и обстоятельная, многолетняя работа над фильмом проходила уже после, и, возможно, рожденный той трагедией ужас внезапно настигшей человека катастрофы куда сильнее впечатался в подсознание, чем идеализм и вера в социальную справедливость сенатора Бобби.

Обычные люди, которые на глазах зрителей прожили этот день, занимаясь в первую очередь своими личными делами, куда больше интересовались отношениями с близкими, бейсболом, опытом приема ЛСД, карьерой, соперничеством или своим общественным статусом, но вдруг оказались против воли втянуты в кошмар насилия. Помимо Кеннеди еще пять человек в ту ночь получили ранения, и хотя все они в результате остались в живых, именно им, этим знакомым нам уже людям, хочется сочувствовать. Им, волею слепого случая оказавшимся на месте, где совершалась большая политика, а вовсе не Бобби, оставшемуся для зрителей медийным персонажем, человеком из телевизора, фигурой условной и так и не встроенной, несмотря на все усилия, в карту будничной жизни своих сограждан.

Возможно, стань именно эта тема осознанно главной в фильме, он вызвал бы больше сочувствия. В своем нынешнем виде «Бобби» не стяжал особых лавров. Его номинировали на «Золотой глобус», но обошли наградой, не особо отметили на прошлогоднем Венецианском фестивале, и в прокате он не имел ни одобрительной прессы, ни впечатляющего кассового успеха.

И если выбирать между фильмами, претендующими на политический и социальный резонанс, то прошлогодний «Доброй ночи и удачи» Клуни оказался для меня куда убедительнее.