Главная | Рецензии | «Гангстер» Войти | Регистрация
Рецензия на фильм

Кадры из фильма




Блог


Титаник в супер-3D
(3 комментария)

Игрушка (хоррор)
(3 комментария)

Номинанты на «Оскар-2011» и прогнозы
(1 комментарий)

Вспоминая «Утро»
(3 комментария)

Мастер-класс в Рязани
(2 комментария)

Самые дурацкие переводы названий фильмов
(101 комментарий)

Хорошая режиссура
(12 комментариев)

Наш совместный проект
(13 комментариев)




Голосование

Ваш любимый жанр…



«Гангстер»

Киндер, кюхе, кирхе

Роман Корнеев, «КиноКадр»

«Гангстер» (American Gangster)

American Gangster
США, 2007
Режиссер Ридли Скотт
В ролях Дензел Вашингтон, Рассел Кроу, Джош Бролин, Лимари Надал, Тед Ливайн, RZA



Самым сложным и, пожалуй, неразрешимым вопросом по поводу «Гангстера» был и остаётся сам Ридли Скотт. А точнее то, что же на самом деле хотел сказать этим фильмом маститый режиссёр. Сэр Ридли, в общем-то, не Стэнли Кубрик и даже не Вуди Аллен, со времён «Бегущего по лезвию бритвы» прошло двадцать пять лет, и ни разу с тех пор подобный вопрос ни разу не приходило в голову задавать. Если припомнить, даже вполне выбивающийся из колеи «Хороший год» при изначальной нацеленности на драму в итоге случился таким необязательным аморфным рассуждением, ничего толком не утверждающим и в особые философские выси не удаляющимся. Во всяком случае вопросов там не оставалось.

«Гангстер» в этом отношении если не веха в творчестве и без того не обделённого вехами режиссёра, то уж точно некий новый угол зрения для зрителей, интересующихся не только кинокрасотами, но и тем, что позади них, бушует в режиссёрском кресле. Ведь на этот раз мистер «новое слово в жанре» должен сыграть на поляне сразу трёх очень разных, но настолько весомых для мирового кинематографа фильмов, что без сверхидеи тут уже никуда.

История наркоторговца Фрэнка Лукаса и детектива Ричи Робертса это не просто традиционная «помотивка», это одновременно вызов скорсезевским «Бандам Нью-Йорка» — в плане живописания первооснов теневого мира Манхэттэна, финчеровскому «Зодиаку» в плане психологии детектив-преступник, ему же — в сфере тщательной реконструкции жизни, быта и реалий семидесятых, и на том же поле — ещё и земекисовскому «Форресту Гампу». Все три плана — тщательно выпячены, предельно детально отрисованы и с почти маниакальным старанием вставлены в сюжет, не оставляя зрителю ни малейшего шанса пройти мимо.

Вот у Фрэнка Лукаса на руках умирает его босс, вот он прямо на улице стреляет в голову тому, кто перешёл грань дозволенного, вот он мгновенно находит общий язык с плантатаром-гоминьдановцем, а вот он же «никогда не будет стрелять в копа». Каждый из этих моментов может быть биографическим, а может и не быть, но каждый из этих моментов — нужен режиссёру.

Вот Ричи Робертс сдаёт в участок миллион не меченой наличности под взгляды, вот он же вприпрыжку бежит за детективом Трупо со значком наперевес вызволять выделенную ему сумму, а вот он очень хочет стать адвокатом и перестать быть детективом. Снова — неважно, биография или нет, было или не было — всё это очень нужно Ридли Скотту в кадре.

Вот Фрэнк Лукас раз за разом кидает тренькающие монетки в автомат и раз за разом смотрит всё менее чёрно-белый телевизор, меняя костюмы и машины, но не меняя белозубую улыбку и присказки «брат мой». Всё это тоже очень важно.

И наконец Ричи Робертс через весь фильм бесконечно тасует на доске бесконечные фотографии подозреваемых, пытаясь найти нервный узел этого подпольного мира, и в итоге натыкается на него буквально волей случая, сам не веря своему счастью.

Эти нескончаемые детали заполняют фильм через край, они в каждом кадре, в каждом эпизоде, почти три часа хронометража, так что даже существующие в интернете коллекции несуразностей и анахронизмов не хватает терпения дочитать до конца, а ведь это лишь малая толика подробнейшего полотна, живописующего историю, нравы, отдельные персоналии и глобальные события, влияющие на всё это.

И ежеминутно — где у Земекиса «беги, Форрест, беги», там у Скотта «это моя страна, это мой дом», а «яблочную компанию» и Кеннеди заменили микроволновка и Мухаммед Али. Где у Скорсезе мясник в цилиндре — у Скотта наркоторговец в шубе. Где у Финчера карикатурист ломает себе жизнь о поиски Зодиака, там у Скотта долгий развод с извинениями суду в финале.

К чему же ведёт это сложное противостояние, во что упирается? Нет, отнюдь не в расследование детектива Робертса, которого мы вообще не видим не на работе, а потому годы идут, а ничего не меняется, и даже не в результатах этого расследования, так тщательно расписанных в финале. На экране царит его величество Принцип, на который осознанно идёт режиссёр.

Каждый, буквально каждый кадр в итоге сводится к «противоречивости и неоднозначности» фигуры персонажа Дензела Вашингтона. Он не просто удачливый по причине своей полной беспринципности наркоторговец — он человек с размахом и устоями, он за порядок во всём. Он не просто был правой рукой своего прежнего босса — он его любил как отца и теперь чтит его память каждым своим словом и делом. Он не просто наживает деньги на чужой смерти (в том числе и в прямом смысле) — он семьянин, он любит мать, он выносит индейку к столу, он благодарит Господа за пищу. И наконец он не просто сдаёт всех, кого может, выгораживая себя от пожизненного срока — он наказывает грешников: продажных полицейских, уличных наркоторговцев, конкурентов-мафиози, военных без совести и чести.

Где в этой картине сам Фрэнк Лукас? Небольшую тайну можно приоткрыть, вспомнив то, что сам Скотт почему-то забыл указать в финальных титрах. В реальной жизни угодив за решётку в 1976 году на 70 лет Фрэнк Лукас сдал всех своих бывших подельников и вышел уже спустя пять лет по условно-досрочному освобождению, однако уже в 1984 году снова угодил за решётку с новым обвинением плюс нарушение условий досрочного освобождения, за что получил новый срок — 7 лет, каковой и отсидел от сих до сих, выйдя в 1991 году. Замечаете, как изменился бы финал в таком вот свете?

Фрэнк Лукас в жизни скорее всего мало был похож на уличного философа, радеющего за «порядок на улицах», и «стрелять в копов» ему скорее всего приходилось не раз, и арест на выходе из церкви — слишком мелодраматичен, чтобы существовать в реальности. А уж эта тёмная история между детективом Трупо и наркобароном Лукасом в действительности скорее всего была куда прозаичнее, как и реальный масштаб фигуры самого Лукаса.

Ридли Скотт, снимая криминальную драму, слишком увлёкся своим пока неуверенным пониманием слова драма. Ему нужен был герой почти идеальный, что называется «рыцарь со сложной судьбой», а таких в природе почему-то не бывает, потому на место идеальности пришла почти кукольность, а на место драме — мелодрама со сжиганием шуб и всепрощением копа, ударившего его жену. Всё равно коп потом найдёт свой финал этой истории, правда?

А пока столь долго и в итоге безуспешно претендовавшему на роль второго главного героя Расселу Кроу остаётся только ещё раз попросить прощения у суда и отправиться собирать вещи в коробку. Расследование закрыто. Подсудимый ждёт своего нового адвоката.

Любите кино.