Главная | Рецензии | «Знамение» Войти | Регистрация
Рецензия на фильм

Кадры из фильма




Блог





Голосование

Ваш любимый жанр…





Реклама

Вот, к примеру, , кроме того, собственно говоря, всё.


«Знамение»

Шьямалан интертейнмент

Роман Корнеев, «КиноКадр»

«Знамение» (Knowing)

Knowing
США, 2009
Режиссер Алекс Пройас
В ролях Николас Кейдж, Чандлер Кантербери, Роуз Бирн, Лара Робинсон, Надя Таунсенд, Алан Хопгуд, Адриенна Пикеринг, Джошуа Лонг



Всё-таки не зря Николаса Кейджа так ценит отечественный зритель. Даже несмотря на совершенную неразборчивость в выборе проектов, есть в нём какая-то особая жилка, которая автоматически выделяет «фильмы с Колей Клеткиным» в отдельную категорию, в особый жанр, отличающийся от остальных каким-то непередаваемым настроением, будь то инди-драмы, хоррор-римейки, поскакушки на азиатский манер, биографические разоблачительные постановки о русских торговцах оружием или как в этот раз, фантастические боевики.

И Алекс Пройас, как и всякий опытный клипмейкер, этот особый нерв чувствует, снимая не столько свой фильм, сколько фильм по мотивам творчества исполнителя главной роли. Так он поступил и в «Я, Роботе», поставив, при прочих красотах, именно колерованное «Уилл Смит муви». Так он поступил и со «Знамением». Что в последнем случае стало куда заметнее, поскольку изрядная оригинальность сюжета предыдущего блокбастера, да и куда большая массированность тамошних спецэффектов несколько мешали чистоте восприятия.

Теперь, когда бюджет стал в два с половиной раза меньше, и все спецэффекты по сути исчерпываются теми двумя «расширенными отрывками», которые выложены у нас в коллекции трейлеров, модус вивенди режиссёра Алекса Пройаса в его коммерческой ипостаси (тот же «Ворон», кто помнит, был совсем другим) проявляется наиболее ярко — оттянемся в эпизодах класса «фильм-катастрофа», а в остальном — последуем готовым рецептам.

Вот вам аутичная девочка с чёрными волосами (двадцать три японских первоисточника, пятнадцать корейских и ещё десяток американских), вот вам нумерологическое предсказание (записывайте: майя, индусы, Нострадамус и далее до мышей вроде отечественных квазипророков эпохи «лихих девяностых»), наконец крепко пьющий папа-астрофизик из Масачуссетского технологического, у которого у сына нет мамы, зато есть проблемы со слухом.

Всё это в целом, знаете, что напоминает? Правильно, «Знаки» хитрого индуса М. Найт Шьямалана. Только вместо Гибсона Кейдж. А вместо таинственных неуловимых марсиан таинственные арийские марсиане. Только черноволосых девочек там не было… ну, глядя на бесконечную цепочку сценаристов, можно ожидать от их работы ещё и не таких несуразиц. В итоге их присные труды даже самому режиссёру пришлось доводить до ума, а это для знающих людей говорит о многом.

Нет, ну правда, Шьямалан, конечно, такое красочное прибытие поезда и самолёта ни за что бы не нарисовал, точнее это выглядело бы примерно так: крупным планом стремительно седеющее лицо главного героя, камера медленно облетает его вокруг, возвращаясь в исходную точку, за время облёта мимо главного героя трижды проносятся крупные осколки и ошмётки, два раза на него брызгает кровь, один раз грязь и один раз машинное масло, в конце камера нам демонстрирует (там, где не загораживает затылок героя) картину всеобщего разрушения. Но в остальном — это же классика.

Предсказание, которое то ли предсказание, то ли бред сумасшедшей, то ли чья-то злая шутка. Мальчик, который то слышит, то не совсем, но вовсю интересуется передачей «В мире животных». Таинственные не идущие на контакт родственники некогда юной предсказательницы, учителка, которая не помнит толком ничего, но зато в курсе, что Люсинда недавно померла, мистические леса, где прячется злобный галечник, а также бледнолицые расовые марсиане. Ну, и особенный шик, конечно — крепко пьющий в подвале папа-астрофизик, который никак не может сообразить, что список всех катастроф на планете за 50 лет займёт не листик A4, а фолиант размером эдак с БСЭ мелким петитом. И хорошо ещё, что капсулу вскрыли за пару дней до предполагаемого конца света, а если бы за пару часов? Там вообще с этой капсулой нечисто — её закопали вроде как в начале учебного года, на торжественном открытии школы, а выкопали «спустя ровно 50 лет» в ноябре, это как.

А ещё — голоса из подполья, играющие сразу двух героинь юные актрисы, неловкий киднеппинг (два раза), апокалиптические сны в рапиде, погодные аномалии, семейные ценности, визуальные красоты, дедушки-священники (да, да!), полупрозрачные, но весьма сексапильные сестрицы, не хватает только Брайс Даллас Ховард в кадре, вот вам и будет он, северный олень. Олени, кстати, тоже были.

Однако если вы из всего этого подумали вдруг, что фильм в итоге получился плохой или что автору рецензии он не понравился, то это вы зря. Потому что если бы не черноволосые девочки в кадре, проект практически идеален, именно потому, что у него режиссёром Алекс Пройас.

Дело в том, что где у Шьямалана вольная вольница и торжество самовыражения за счёт продюсера, где он вертит сценарием, как ему хочется, в итоге изрядно досаждая даже самому преданному и увлечённому зрителю, там клипмейкер Пройас видит лишь условия игры, готовый жанр, под который можно удачно стилизовать, и даже вот такой бардачный сценарий для него — не самоцель, а просто условие игры. И очередной опыт жанрового кино Пройасу вполне удаётся. Потому что никто тут никого не собирается обманывать, показывая ровно то, что и было обещано. Спецэффекты, триллер, немножко драмы и гомеопатическая доза научной фантастики.

А ещё дело в том, что у фильма есть Кейдж. Своим вечным взглядом усталого старого сеттера мьсье Клеткин насыщает съёмочную площадку какой-то своей особой почти русской тоской о том, чего не было, придавая любой самой нелепой сцене если не смысл, то по крайней мере эмоциональную насыщенность. А под таким соусом ну и что, что два из трёх экшн-сиквенсов мы уже видели раньше — на большом экране оно только вкуснее смотрится. Ну и что, что аутичные девочки и странные мальчики пасутся в Голливуде буквально непугаными стадами — не раздражают? Значит, запишем в плюс.

В конце концов, у фильма есть тот самый финал, который давеча не дался проекту «День, когда Земля остановилась», в котором будут и свежие спецэффекты, и непрозрачная мораль, и даже, о чудо, своего рода логика, явление чрезвычайно редкое вообще, а не только у Шьямалана.

У него же финал выглядел бы так: галька оказалась бы марсианами, арийские парни бы всем буквально почудились, Кейдж бы истово уверовал, Роуз Бирн бы разом ожила, конец света был бы отложен на неопределённое время, детей бы всё равно похитили, а в финале бы все рыдали друг у друга в объятиях, забрызгивая камеру крокодиловыми слезами под хоровод Тех-Кого-Не-Называем, Тартутики и прочих Мёртвых Людей.

Хорошо, что этот фильм снимал не Шьямалан. До встречи в кино.





Комментарии


aleksarus — 31 марта 2009, 18:19  #

отличная рецензия ) фильм кстати мне понравился, ну насколько конечно может понравиться голивудский фильм-катастрофа.


ksenia — 1 апреля 2009, 10:28  #

От души смеялась. Особенно над альтернативным финалом :) Спасибо!


Avrorin (гость) — 6 сентября 2009, 0:26  #

Концовочка хорошая; Русь — Матушка в тени. :D


Nelly — 22 июня 2011, 16:28  #

а мне кажется, что фильм не дотянул до того, что от него ждали. или может на меня повлияло. что перед этим смотрела "День когда земеля остановилась". в общем, средненько


Qwaser (гость) — 21 июля 2012, 17:31  #

Захотелось искренне поверить в драматизм падающего самолета. Видимо, потому, что они падают почти каждый день, а трасса захода на посадку во Внуково проходит как раз над моим домом.

В целом, ничего. Правда, локальность событий (я бы даже сказал — местечковость; голливудцы продолжают убеждать в том, что наиболее триумфально рушится только Америка; Эммерих — как некое полу-исключение) и неоязычество, в которое превращается религия как таковая под воздействием режиссера — это элемент, при котором приходится отключать собственное ортодоксальное мировоззрение, поскольку от Екклезиаста с Апокалипсисом здесь одно название (точнее, только о первом; о втором вообще — ни слова).

Попкорновый блокбастер — очень точная характеристика. Но, как ни странно, в целом ничего.
Оценка — соответствующая: "Ничетак".