Главная | Рецензии | «Огни городских окраин» Войти | Регистрация
Рецензия на фильм

Кадры из фильма




Блог





Голосование

Ваш любимый жанр…





Реклама

Вот, к примеру, , но главное — собственно говоря, всё.


«Огни городских окраин»

Каурисмяки как Каурисмяки

Станислав Зельвенский, «Афиша»

«Огни городских окраин» (Laitakaupungin valot)

Laitakaupungin valot
Финляндия, Франция, Германия, 2006
Режиссер Аки Каурисмяки
В ролях Илкка Койвула, Мария Йярвенхельми, Мария Хейсканен, Янне Хютияйнен



Гражданин Койстинен (Хютияйнен), молчаливый мужчина лет сорока, работает ночным охранником в торговом центре (где — важно заметить — имеется ювелирный магазин), но считает, что это временно — однажды он откроет собственную охранную фирму. Симпатиями окружающих Койстинен, взаправду несимпатичный, не пользуется — за исключением продавщицы сосисок. Поэтому когда в баре к нему подсаживается блондинка с утиным лицом (Хейсканен), первым делом он предлагает ей жениться. Однако у блондинок — свои резоны.

Банальность говорит, что все большие художники так или иначе всю жизнь снимают один и тот же фильм, — но ведь самые большие еще каким-то чудом умудряются делать так, что это не бросается в глаза. Каурисмяки — что в «Человеке без прошлого», что здесь — повторяется уже как-то не очень элегантно; человек с прошлым. Я, наверное, сейчас скажу кощунство, но «Огни городской окраины» — того, длинноваты. Притом что хронометраж детский — минут 70. И все вроде на месте: ветер на длинном общем плане раскачивает хельсинкские многоэтажки; звучит песня «На позицию девушка провожала бойца», и трое подвыпивших русских немедленно после титров сообщают, что «жизнь великого русского писателя Максима Горького была очень тяжела»; печальный человек сидит в кафе, подперев щеку кулаком. Но несмотря даже на традиционное обилие задушевных финских композиций (плюс Карлос Гардель), трагическая нота, скажем, «Девушки со спичечной фабрики» (Кати Оутинен, кстати, появляется в эпизодической роли кассирши) уже не берется, а сухой юмор выглядит совсем усталым — ну да, Каурисмяки по-прежнему cool, но все больше в смысле «холодный».